Корзина
191 отзыв
Надежный продавец Prom.ua
СЕРВИСНАЯ СЛУЖБА KIEVSAT | UA | официальный партнер OLL Divan Viasat | Golden Formula | Infomir
+380445990341
+380977553005

Технические средства негласного получения информации

Закон "Об оперативно-розыскной деятельности" определяет, что специальные технические средства ( СТС ) негласного получения информации могут применяться в случаях, когда проведение обычных поисковых мероприятий является малоэффективным либо невозможным. Оперативные действия подобного рода осуществляются с разрешения суда и без санкции использование СТС не имеет законных оснований. Тем не мене, это весьма эффективный способ получения какой либо информации вообще, а потому обретает популярность, не взирая на законность мер. Наивно полагать, что коль вы по своему твердому заблуждению считаете себя законопослушным гражданином, то и подобные мероприятия повышают общественную безопасность в качестве неких профилактических мер и не несут лично для вас каких либо существенных рисков. Увы, но в нынешнем виде правоохранительная система нацелена на получение дохода и выживание не меньше вашего, а потому всякая оперативная деятельность в отношении вашей персоны предвестник будущих потерь. Ведь речь идет не только о нерадивых следователях, которые пытаются закрепить доказательную базу и обосновать обвинение в дохлых уголовных производствах. Предметом пристального внимания становятся любые активы и даже сравнительно не большие.

Правом на прослушивание телефонных разговоров наделены Нацполиция, Служба безопасности Украины и с недавнего времени НАБУ. В ведомствах существует департаменты оперативно-технических мероприятий, который отвечает за техническое исполнение. Если следовать букве закона то, все начинается с ходатайства к прокурору со стороны следователя о необходимости проведения негласных следственных действий в отношении конкретного лица и телефонного номера. Прокурор обращается за санкцией к судье - председателю апелляционного суда, он же выступает как следственный судья и если санкция получена, то следователь обращается к оператору мобильной связи, который обязан по указанному номеру телефона за конкретный период предоставить доступ к своей базе данных. По требованию Генпрокуратуры, которое обосновывали необходимостью расследования преступлений на Майдане в 2014 году, всех национальных операторов мобильной связи обязали хранить данные свыше трех лет. Поскольку данное уголовное дело и по сей день не завершено, то можно допускать, что такому архиву уже свыше пяти лет. Но! Это вовсе не разговоры и даже не тексты sms сообщений - операторы разговоры не хранят и не записывают. Следователю предоставят лишь статистику соединений и маршрутизацию сообщений.

Касательно полного доступа к потоку данных, включая разговоры, на узлах связи у каждого оператора установлена система “ПЕРЕХВАТ”, что регламентируется ст. 39-й закона "О телекоммуникациях" . Управление системой находится под полным контролем СБУ. Нацполиция и НАБУ могут получить доступ только через запрос к СБУ, а потому сложно представить в такой способ не санкционированное прослушивание телефонных разговоров с стороны этих двух служб.

Полученную информацию автоматически упаковывается в медиафайлы, но сам разговор расшифровывается оператором на Малоподвальной в Киеве и текст подается в письменном виде. Этой медитацией заняты девушки-операторы , следовательно, издержки в отсутствии оперативности и широкий круг лиц втянутых в каждую разработку. Но законность действий будет соблюдена, а полученная информация может послужить уликой в суде.

Для получения санкции на проведение негласных мероприятий, нет необходимости владельцу или пользователю телефонного номера иметь статус подозреваемого или свидетеля в уголовном деле. Формально может быть абсолютно любой человек, якобы важный для следствия в качестве потенциальной угрозы. Чтобы избегать злоупотреблений в чужих творческих замыслах, существует действенный, но пока не работающий инструмент - cтатья 253 УПК , обязательное оповещение всех лиц в отношении которых проводились подобные негласные действия. Если это не привело к осуждению или новому обвинению , спустя 12 месяцев или по завершению следствия и обязательно в письменном виде.

Иное дело радиотехнические методы, которые повсеместно используют без надлежащих на то санкций. Их популярности способствует отсутствие реальной ответственности, скромный круг посвященных и доступность ее “аренды” в наших условиях у самих правоохранителей.

"Комплекс способен одновременно прослушивать 128 абонентов, стоит от 200 тысяч гривен и помещается в обычном чемодане. А потом мы удивляемся, когда чьи-то разговоры появляются в интернете", — заявлял руководитель СБУ на совещании в 2015 году.

Ответственность за приобретение, сбыт и незаконное использование СТС негласного получения информации по 359 статье криминального кодекса Украины не останавливает, поскольку начинается со штрафа в 200 минимальных зарплатат.

 

Пассивный и Активный радиотехнические методы негласного получения информации.

Начнем с того, что разговоры в мобильной связи таки шифруются и для прослушивания с санкцией или без необходимо получить сеансовые ключи, которые генерирует оборудование сети и SIM-карта абонента. Имея доступ к базе оператора, идентифицировать абонента можно по трем идентификаторам: IMSI (идентификатор SIM-карты — международный идентификатор мобильного абонента), IMEI ( идентификатор телефона или другого мобильного устройства) и TMSI (временный идентификатор мобильной станции GSM (телефона)).

Использования пассивного метода может осуществляется с расстояния свыше 500 метров. Поскольку нет никакого радиочастотного излучения то выявить присутствие станции слежения сложно. Выдает направленная в сторону объекта наблюдения антенна GSM диапазона специфической для связи вертикальной поляризацией, а по приборам вообще никак. Тот самый случай, когда в марте 2019 года СБУ вляпалась с “прослушкой” офиса кандидата Зеленского.

Пассивная станция слежения настраивается на используемые мобильным устройством “ клиента” каналы связи и записывает весь поток данных проходящий через по выделенному для него канала. Контроллер базовых станций BSS ( Base Station Controller), который управляет радиоканалами сотовой станции GSM оператора, после регистрации SIM-карты в сети через данную сотовую станцию определяет мобильное устройство по присвоенному ему временному идентификатору TMSI и выделяет для этого устройства конкретный частотный канал связи. Он сохраняется за ним пока это устройство будет находиться в сети и зоне действия данной сотовой станции. Именно этот BSS-канал и ставиться на контроль пассивной станцией слежения, но для начала его необходимо определить. Чтобы осуществить пинг мобильного устройства в сети зоны мониторинга, можно перезвонить на телефон “клиента” и даже извиниться, мол ошиблись номером. Если такой “случайный” звонок может демаскировать наблюдение, то используют так называемые “нулевые sms”. Подобные сообщения приходят каждому, когда проверяется состояние счета через комбинацию цифр. Эти sms не оставляют за собой след, но фактически тот же пинг устройства.

Если обнаружить систему пассивного слежения невероятно сложно, то на нее можно повлиять самым простым способом. Когда телефон отключается от сети GSM оператора, при повторном его подключении будет выделяется абсолютно новый BSS канал, который до момента нового ping устройства остается неизвестным. Следовательно, выключая и включая телефон перед новым соединением, появляется окно возможностей, послать кого нибудь без протокола.

Пассивная система слежения ведет запись не расшифрованного потока данных и сам разговор в on-line не доступен. Для on-line доступа в составе комплексов пассивного слежения должна быть мощная компьютерная система, чтобы мгновенно дешифровать данные, но, по крайней мере, МВД и по сей день не имеет полноценных мобильных комплексов и после каждого “сеанса” запись передается в департамент для расшифровки. Опять же, хромает оперативность, круг втянутых в разработку лиц становится шире и без санкции судьи проводить эти сказочные мероприятия уже хлопотно.

Самый криминализированный метод наблюдение, это использование станций активного радиотехнического слежения.

Стоимость оборудования существенно ниже из-за отсутствия необходимости дешифровать данные и небольшой мощности приемо-передатчика. Комплекс СТС , о чем поминал руководитель СБУ, общим весом около 10 кг и умещается в небольшой чемодан, а обслуживается одним оператором. В конце концов, удобно сдавать в аренду чуть ли не посуточно. Но вот сама суть метода штука не тривиальная.

Для организации маршрутизации и соединения телефона с сотовыми станциями используются физический и логический уровень контроля. Физический уровень контроля - это мощность сигнала сотовой станции и соединение мобильного устройства осуществляется с той сотовой станцией, которая имеет более мощным уровень сигнала. Станция активного слежения эмулирует сигнал сотовой станции GSM оператора и подменивает ее работу. Для этого комплекс размещают буквально в пятидесяти метрах от объекта наблюдения (припаркованный автомобиль) и за счет более высокого физического уровня контроля переподключает мобильный телефон объекта наблюдения на себя. Собственно, система прописывает все доступные в зоне наблюдения мобильные устройства и оператор если необходимо исключает “чужие” . Далее следует обойти шифрование и сделать это, оказывается, относительно несложно ибо сам оператор регулярно отключает шифрование. Это происходит, когда качество связи падает и/или идет отказ в обмене ключами, но при этом все правила идентификации мобильного устройства в сети соблюдены. Работает классический потребительский принцип, когда отдается предпочтение качеству в ущерб безопасности. На экране некоторых моделей телефонов наличие или отсутствие шифрования обозначается специальным символом. Остается только удержать соединение с телефоном в состоянии с отключенным шифрованием. Существует логический уровень контроля, когда в случае перегруженности сотовой станции, телефон переподключатся к другой доступной для него сотовой станции и контролируется это за счет приоритета по логическому уровню. Чтобы такого не произошло в момент слежении за объектом, “ложная” станция дает максимальный логический уровень. Таким образом, соединение удерживается, качество соединения под контролем, шифрование снимается и разговор доступен в on-line.

Издержки метода в небольшом расстоянии до объекта и излучение. Для обывателя излучения выявлять то нечем, но существуют иные косвенные признаки, которые выдают такое наблюдение.

Поскольку для удержания связи через “ложную” сотовую станцию используется IMSI идентификатор SIM-карты ( напомню, международный идентификатор мобильного абонента) , сам телефон переводиться условно говоря в роуминг без определения зоны и, следовательно, с момента его захвата для этого мобильного устройства не доступны входящие соединения. Отсутствие входящих звонков может не насторожить, но бросается в глаза, когда все sms сообщения приходят c большой задержкой и целыми пачками. Произойдет это сразу после снятия контроля, а такой контроль не может длиться бесконечно, что ознаменует соединение с настоящей сотовой станцией. Можно проверить, перезвонив на телефон с иного номера, только не GSM оператора, который в этот момент вероятно уже прописан в такой “лживой” соте и соединение будет осуществлено самим оператором наблюдения. Для такой проверки подойдет другой стандарт связи - стационарный телефон или CDMA. А еще в такой момент момент не доступен мобильный интернет ибо по тем же причинам устройство не пройдет регистрации в data-центре оператора.

Более сложные системы включают в себя смешанные пассивные и активные методы слежения, активацию на смартфонах скрытого ПО, которое включает микрофон и осуществляет запись без прямого соединения. Кто-то напрочь отказывается от современных смартфонов, используя дремучие модели или ставит на смартфоны программы защиты, а вот президент Зеленский и вовсе затеял переезд своей администрации из прежней резиденции. У нас сложилась славная традиция, прослушивать президентов и такую вероятность при нынешнем жестком противостоянии не исключить. Речь идет уже не о мобильных, а стационарных станциях слежения и хорошо подготовленное убежища для качественных станций вообщем-то проблема. Действовать следует заблаговременно при условии наличия прикрытия. Переезд по новому адресу снимает головную боль, при том, что создание новое уже некому или сложно прикрывать.

Напоследок, система “Перехват” давно работает на пределе своих возможностей. Идет тотальное и никем не санкционированное негласное прослушивание населения по поводу и без повода , в целях безопасности и ради чье-то наживы, но реальная безопасность страны давно под вопросом. Точнее ее вовсе нет и никогда не было. Оказывается, все отечественные операторы GSM связи заказывают свои SIM-карты, которые выпускаются на территории России, а некоторые и вовсе имеют там свои центральные офисы. Так что и IMSI идентификатор и ICC ID и ключ шифрования SIM-карты никогда не составляли секретов для ее спецслужб. Используя только “нулевые sms”, можно установить местоположение пользователя мобильного устройства. Подрыв полковника разведки Шаповала в июне 2017 года , вероятно, был тот самый случай. Надеюсь, выводы были сделаны

Предыдущие статьи